Версия для слабовидящих
12+

Пятница, 24 ноя: с 10:00 до 18:00
Территория музея открыта с 10:00 до 18:00
Касса работает до 17:30
Посмотреть расписание

«Геннадий Невельской — герой нашего времени»

Автор: Пономарёв Сергей Алексеевич, действительный член Русского географического общества, старший научный сотрудник Центра международных морских исследований Морского Государственного университета им. Г. И. Невельского, г. Южно-Сахалинск.




Отрывки


Куда идти?

Без повеления императора исследования в пограничном районе были недопустимы. Сведений о таком повелении Невельской не имел. Он имел лишь копию с поданного царю проекта – инструкции, который вполне мог быть и не утвержден.
В то же время Невельской имел до середины сентября 1849 г. свободное после быстрой разгрузки исправное судно, сплоченный экипаж и возможность реализовать мечту всей жизни. Своим офицерам он разъяснил сущность так называемого «Амурского вопроса» и его значение для России.
30 мая 1849 г. (а по другим данным – 2 июня) «Байкал», загрузив байдарку с алеутами, пошел в сторону Сахалина.




Исследования в устье Амура

Подойдя к Сахалину 12 июня 1849 года, Невельской, посылая к берегу байдарку, шлюпку-четверку, вельбот, начал обследование берега, двигаясь к северу, к мысу Елизаветы. Им было проведено описание северной части Сахалина и его картографирование. Обогнув Сахалин с севера, минуя мысы Елизаветы и Марии, Невельской со шлюпок (лейтенант Гревенс и подпоручик Попов) описал залив Байкал, затем на шлюпках (в том числе в течение 22 дней – лично) обследовал Амурский лиман и нашел так называемый Северный проход-фарватер в Амур, получивший впоследствии его имя.
На берегу Амура в районе селения Чныррах у полуострова Куегда было выбрано место для будущего военного поста для охраны устья реки. Затем, спустившись вдоль правого берега Амура до мыса Пронге, трехшлюпочная флотилия Невельского, делая непрерывные промеры глубины, спустилась вдоль материковского берега и достигла широты 51 градуса 40 минут, т.е. той, до которой доходили (с юга) Лаперуз и Броутон. Отсюда Невельской уже вдоль западного берега Сахалина вернулся на ожидавшее его в Амурском лимане судно.




Первые открытия

Из этих исследований в противоположность существовавшему до сего мнению оказалось, а) что Сахалин не полуостров, а остров, б) что вход в Амурский лиман из Татарского залива судоходен, а потому это не Татарский залив, а Татарский пролив, в) что в устье Амура у Татарского пролива могут проходить суда с осадкой до 4,5 м, а из Охотского моря – с осадкой до 3,6 м.
Поздравляя экипаж «Байкала», Невельской прямо рассказал об открытии самого короткого пути из России в Тихий океан.
Затем Невельской описал материковый берег Сахалинского залива и 1 сентября 1849 г. пришел в Аянский залив, где салютовал вице-адмиральскому флагу Н. Н. Муравьева на транспорте «Иртыш». Примечательно, что генерал-губернатор Восточной Сибири, генерал Н. Н. Муравьев в нетерпении получить данные экспедиции, сам «полетел» на баркасе навстречу младшему по чину и должности капитан-лейтенанту Г. Н. Невельскому.
Под бортом «Байкала» он услышал усиленные рупором исторические слова Невельского: «Сахалин – остров, вход в лиман и реку Амур возможен для мореходных судов с севера и юга. Вековое заблуждение положительно развеяно, истина обнаружилась!»
Только в Аяне Невельской получил утвержденную императором инструкцию на проведение исследований, которые он уже провел.


Конец одного дела – начало другого

Сдав судно с экипажем в порту Охотск, Невельской едет через всю страну в Петербург. Застав Н. Н. Муравьева, выехавшего раньше, в Якутске, он, думая о будущем, просит распоряжения направить приказчика РАК Дмитрия Ивановича Орлова уже зимой 1849–1850 гг. для наблюдения за вскрытием льда в устье Амура. Весной 1850 г. Д. И. Орлов провел эти наблюдения. Смысл этих действий очевиден – узнать, когда можно начинать навигацию по Амуру.




Оценка первых открытий

Сам Невельской вполне понимал текущее и последующее значение сделанных им открытий: «… если бы я, несмотря на ответственность, не решился бы по собственному усмотрению, без прямого на то повеления идти из Петропавловска прямо в Амурский залив, чтобы раскрыть истину, то мы, русские… под давлением распространившегося тогда…мнения о положительной недоступности… устья Амура, могли бы не обратить на этот край должного и энергичного внимания. Тогда бы в минувшую войну доблестные защитники Петропавловска, имущество этого порта со всеми судами, а равно и экипаж японской экспедиции были бы в самом критическом положении и могли бы, возможно, составить трофей в несколько раз более сильного, чем мы, неприятеля. Кроме того, плававшие около этих мест иностранные суда могли бы занять берега Татарского пролива и даже устье самой реки и тогда суда неприятельской эскадры не имели бы повода блокировать эти места, а вследствие этого не имели бы повода фактически признать их принадлежащими России, а не Китаю. На это обстоятельство, при заключении трактата с Китаем, сослались как на один из главных аргументов. Из этого ясно, что без своевременных исследований и занятия устья реки и неразрывно связанных с ней берегов Татарского пролива, эти места могли бы быть навсегда потерянными для России».
А вот оценка Н. Н. Муравьева в письме к Меньшикову: «Сделанные Невельским открытия неоценимы для России; множество предшествовавших экспедиций в эти страны могли достигнуть европейской славы, но ни одна из них не достигала отечественной пользы, по крайней мере, как исполнил это Невельской».
6 декабря 1849 года за благополучный приход транспорта в Петропавловск, за скорую доставку грузов и сохранение здоровья команды Невельской произведен в капитаны 2-го ранга. Орден и полагавшуюся пенсию за открытия («за опись») он не получил в отличие от подчиненных офицеров транспорта «Байкал», награжденных за опись – чинами и крестами. Причина очевидна – отправился в Амурский лиман без высочайшего разрешения.




Мидовская перестраховка

Самое печальное не в том, что не получил награды Невельской, а в том, что страна оказалась не готова к подарку провидения.
По прибытию в Петербург 28 января 1850 г. Невельской представил в Главный морской штаб рапорт Н. Н. Муравьева о том, что ввиду сделанного Невельским открытия, в навигацию 1850 года необходимо занять устье Амура 70 «человеками нижних чинов».
Император Николай I повелел рассмотреть рапорт Невельского на заседании Особого комитета. Председательствовал в нём министр иностранных дел граф Нессельроде.
2 февраля 1850 г. Нессельроде, директор Азиатского департамента Сенявин, военный министр граф Чернышов, что называется «глаза в глаза» сообщили Невельскому, что уверены в его ошибке при исследованиях лимана и устья реки. Сослались при этом на донесение нашей дипломатической миссии в Пекине о том, что Амур охраняется большими китайскими силами. Еще раньше (декабрь 1849 г.) Нессельроде представил государю доклад, что донесение Невельского ошибочно, а у китайцев на Амуре огромные силы, достаточные для отражения вторжения в реку с моря.
При такой позиции министра иностранных дел даже прямое заявление Невельского о том, что не только китайских сил, но и малейшего китайского правительственного влияния там не существует, – было безрезультатно.



<…>
Решительный выбор. Русский флаг над Амуром

Обладая острым чувством ценности времени, понимая, что информация, попавшая в Петербург, скоро станет известной в Европе и Китае, желая опровергнуть ложные утверждения ряда членов Особого комитета, реалистично оценивая неизбежность наказания за ослушание монаршей воле, но считая интересы России выше своей личной судьбы, Невельской стал действовать решительно.
Взяв с собой двух переводчиков: гиляка Позвейна и тунгуса Афанасия с шестью матросами, он из залива Счастья (зимовье Петровское) направился на шлюпке, вооруженной однофунтовым фальконетом вдоль морского берега, в устье Амура.
Подыскивая место для зимовки флота, Невельской дошел до устья р. Аргунь (левый приток Амура, 106 км от устья), вернулся к мысу Куегда, где первого, а по другим данным – 6 августа 1850 г. «взлетел флаг русский на берегах Амура. Да будет он развеваться на вечные времена, во славу матушки России!». Оставив здесь военный пост (будущий Николаевск-на-Амуре), т.е. прапорщика Петра Петрова с матросами, малокалиберной пушкой (фальконетом) и шлюпкой, Невельской пешком вернулся через горы в Петровское, а затем – пришедшим транспортом – в Аян. Отсюда доложил о своих действиях Н. Н. Муравьеву, указав, что действия его лишь в пределах данного ему повеления могли привести к возможной потере навсегда для России Приамурского края. «Поэтому вся моральная ответственность перед Отечеством пала бы справедливо на меня, если бы ввиду этих фактов я не принимал всевозможных мер к отстранению этого».
Таким образом, Невельской сделал прямой и недвусмысленный выбор между повелением Государя и Пользой Отечества. Его письмо было доложено императору, который снова передал его в Особый комитет.
Зимой 1850–1851 гг. состоялись заседания этого правительственного органа. Несмотря на заступничество Н. Н. Муравьева, объявившего о своем согласии с действиями Невельского, поддержку начальника Главного морского штаба и министра внутренних дел, большинство членов Комитета сочли действия Невельского в высшей степени дерзкими и постановили разжаловать его в матросы. «Поскольку они (действия – С.П.) были противны воле государя и могут иметь вредные последствия для наших дружеских отношений с Китаем и для выгодной для нас кяхтинской торговли». Комитет постановил Николаевский пост снять.
Столкновение двух частей властной элиты завершилось аудиенцией генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева у Николая I. Выслушав объяснения о важных причинах, толкнувших Невельского к решительным действиям, Император назвал его поступок «молодецким, благородным и патриотическим», пожаловал орден Святого Владимира 4 степени и произнес фразу, ставшую классической: «Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен».

 



















Портал Культура.рф



© Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются
в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском
праве и смежных правах. Правила пользования сайтом

Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 52943 от 20.02.2013
Учредитель: ГБУК "Сахалинский областной краеведческий музей"

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Новости музея
История создания
Слово директору
Ассоциации музеев
Наши партнёры
Положение об учёном совете ГБУК "Сахалинский областной краеведческий музей"
Положение о научно-методическом совете ГБУК "Сахалинский областной краеведческий музей"
Услуги музея
Заказать экскурсию
Экспозиции
Коллекции музея
Мероприятия
Научные исследования
Издания музея
Международные связи
Контактная информация
Гостевая книга




Коммунистический проспект — 29
г. Южно-Сахалинск, 693010
mail@sakhalinmuseum.ru
(4242) 72–75–55
(4242) 72–73–57 (Касса)
Яндекс.Метрика


Сайт администирует Отдел информационного обеспечения